Как сделать тайный подвал

Как сделать тайный подвал ExLibris VV

Декабристы в Сибири. Том 3

Содержание


Третий, завершающий том «В сердцах Отечества сынов» посвящен исследовательским работам о Сибири и декабристах. Это и ранее опубликованные работы, ставшие теперь библиографической редкостью, и новые исследования, публикуемые впервые. Все работы написаны на основании первоисточников с привлечением архивного материала. Книга представляет интерес как для широкого круга читателей, так и для исследователей этой темы.
Составительство и научная редакция Семена Федоровича Коваля.
 

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О СИБИРСКОМ ТРЕХТОМНИКЕ
Вместо предисловия

Сибирь первой внесла вклад в литературу нового юбилея декабристов. Она встречает 150-летие «первенца русской свободы» (1825-1975) тремя томами сборников, очень нужных советскому читателю. Тема «Декабристы в Сибири» объединяет все три книги. Каждая из них названа поэтической строкой. Первая — словами поэта-декабриста А. Одоевского «Своей судьбой гордимся мы» — это из ответа декабристов на пушкинское послание декабристам в Сибирь. Составлена первая книга М. Сергеевым (ей предпослано и его предисловие); том состоит из записок декабристов Н. В. Басаргина, А. П. Беляева, М. А. Бестужева, И. И. Горбачевского, И. Д. Якушкина и жен декабристов — П. Е. Анненковой и М. Н. Волконской. Записки в целом не могли бы, конечно, вместиться в один том. в нем публикуется лишь та часть мемуарного текста, которая освещает жизнь декабристов в Сибири. Разумеется, каждому читателю хотелось бы, чтобы у него на полке стояли один за другим все декабристские мемуары целиком. Но сразу их переиздать — дело длительное, трудное, почти невозможное. Исследователю же темы «Декабристы в Сибири», да N просто читателю ждать некогда. Поэтому заманчивая, но вместе с тем я реальная идея — дать сразу в руки читателю сибирский текст семи виднейших декабристских мемуаров, при этом в одном томе, заслуживала неотложного выполнения. Практически она полностью оправдана. Сейчас первый том уже вышел из печати и не стоит на полке, а лежит раскрытым у читателей на столах. Можно было бы помечтать, правда, о большем числе мемуаров, но надо признать, что отобрано важнейшее, классическое наследие, обойтись без которого нельзя. Второй том озаглавлен пушкинской строкой «Дум высокое стремленье» (из «Послания декабристам в Сибирь»), В томе собраны публицистические произведения декабристов, написанные в Сибири и о Сибири, а также воспоминания о декабристах их родных и современников. В первом отделе помещены (выборочно) работы декабристов В. И. Штейнгеля, М. С. Лунина, П. Ф. Выгодовского, Д. И. Завалишина, В. Ф. Раевского, М. А. Бестужева. Они содержат драгоценные свидетельства об участии декабристов в жизни Сибири, их оценки ее развития, об их протесте против злоупотреблений и оков, ее стесняющих, их предложения в борьбе за ее расцвет в будущем. Во втором отделе собраны цевнейшие воспоминания близких к декабристам людей и их современников — тут выделяются неопубликованные ранее воспоминания Нонушки (С. Н. Бибиковой), рожденной в Сибири дочери декабриста Никиты Муравьева; в этом же отделе — известные воспоминания Н. А. Белоголового, С. И. Черепанова, В. А. Обручева, П. И. Першина-Караксарского и многих других. Ранее их пришлось бы с трудом и многократно разыскивать в библиотеках, в старых изданиях, в журналах, теперь же они собраны вместе и предложены читателю с содержательным предисловием и комментариями С. Ф. Коваля — составителя второй книги. Настоящий, третий том сибирского трехтомника, составленный также С. Ф. Ковалем, озаглавлен стихотворной строкой «В сердцах отечества сынов». Он посвящен исследовательским работам о Сибири и декабристах. В первом отделе тома перепечатаны (увы! с некоторыми сокращениями в силу ограниченности объема книги) ранее опубликованные работы о Сибири и декабристах. Разбросанные в старых, трудно находимых изданиях, они также представляют сейчас библиографическую редкость, а надобятся часто. Из обширной литературы предмета выбран ряд содержательных исследований, посвященных значительной проблематике: декабристам и крестьянам Восточной Сибири (Б. Г. Кубалов), политической ссылке в Минусинске (В. А. Ватин-Быстрянский), краеведческой деятельности декабристов в Сибири (М. К. Азадовский). Перепечатывается и ряд ценных работ, относящихся к деятельности отдельных декабристов в Сибири: исследование академика H. М. Дружинина о декабристе И. Д. Якушкине и его ланкастерской школе, В. Е. Дербииой — о члене Общества соединенных славян декабристе А. Веденяпине в Сибири. Две статьи извлечены из архивов покойных декабристоведов: чрезвычайно интересная работа Ю. Г. Оксмана о «Записках» В. Ф. Раевского, Б. Г. Кубалова о декабристе Батенькове. Далее следуют работы ныне здравствующих исследователей — статья И. В. Пороха об авторе «Донесения Следственной комиссии» (это не «сибирская» тематика, но стоящая на грани отправления декабристов в Сибирь), В. И. Пороха об отправке в Сибирь декабриста И. Д. Якушкина, М. М. Богдановой о женах декабристов — сибирячках — и работа С. Ф. Коваля о декабристах и общественном движении 50-60-х годов XIX века. Все публикуемые работы написаны на основании первоисточников с привлечением архивных материалов. Таким образом, плодотворно задуманный и умело выполненный сибирский трехтомник окажется незаменимым и прекрасно организованным пособием для всякого сибиряка, желающего вникнуть в вопрос «Декабристы в Сибири», и для всякого исследователя втой темы. Только ли для сибиряка? Только ли для исследователя данной темы? Нет, не только. Проблема «Декабристы в Сибири» пережила своеобразную и глубокую историографическую эволюцию. В истории изучения движения декабристов этой темы долгое время, собственно говоря, не было. Очень часто рассказ о движевии или вообще обходился без нее, или она оказывалась необязательным «привеском» к теме, ничего нового ей не дающим, — декабристы «кончились» Сенатской площадью и 14 декабря или южным восстанием Черниговского полка. Дальнейшее или считалось не имеющим научного интереса вообще, или приобретало значение беглой концовки о тяжелой участи тех, кто был членом тайного общества и участвовал в движении. Однако мало-помалу к теме все возрастал как бы «побочный» краеведческий интерес. Декабристы на каторге и поселении воспринимались как существенная особенность Сибири. Новые исследования все более раскрывали участие первых русских революционеров в школьном деле, в просвещении, в сельском хозяйстве Сибири, ряде других областей. Интерес законный — краеведение — значительный предмет, этот аспект тема «Декабристы в Сибири» сохранит навсегда. Но и краеведческие проблемы не исчерпывают, однако, значения этой большой темы. Знакомясь с сибирским трехтомником, нельзя не задуматься об очередных задачах изучения темы «Декабристы в Сибири». Этой теме предстоит, на мой взгляд, большое научное и литературное будущее. Поделюсь некоторыми своими соображениями. Какие же задачи стоят перед исследователями? Первая задача, очень важная по своему рабочему значению, — тщательное выявление первоисточников. Необходимы поиски их в Сибири и не только в Сибири — многие архивохранилища крупных научных центров СССР хранят, и не в малом количестве, документальный материал сибирского периода. Сюда входят переписка декабристов, официальный материал царского надзора и общие директивы царизма о режиме пребывания в Сибири каторжан и ссыльнопоселенцев, о наблюдении за перепиской, получаемыми книгами и т. д. Встречаются в этих архивохранилищах и мемуарные памятники, задержанные при перлюстрации материалы и т. д. Должны быть выявлены и учтены также материалы, находящиеся в частном владении, — случай в Сибири нередкий (письма и пр.). Выявление материала должно завершиться созданием общей картотеки с аннотацией места хранения документа со сведениями, издан или ее издан материал, подлинник это или копия и т. д. Эта картотека должна быть централизованной, храниться где-либо в определенном месте, и каждый исследователь темы будет зыать, где искать нужные справки » куда послать карточку о новом, мелькнувшем на его пути материале, хотя бы и не нужном ему самому, если он занимается другой темой. Архивные же богатства, хранящиеся в Сибири, огромны и мало изучены. Далее — и это является второй, особой, задачей — необходимы хорошо подготовленные и организованные публикации главных архивных комплексов темы. Издать «все» невозможно, да и нецелесообразно, но главное издать необходимо, — исследователь должен иметь под рукой важнейшую опубликованную документацию темы1. Задачей третьей, казалось, надо бы поставить составление полной библиографии опубликованных работ о декабристах в Сибири, но нужды ставить ее особо, на мой взгляд, нет: эта задача уже давно, начиная со столетнего юбилея декабристов (1825-1925), успешно разрешается при издании общей декабристской библиографии (см.: библиографии H. М. Ченцова, 1929, Р. Г. Эймонтовой и А. А. Соленниковой, 1960). В каждом томе вышедшей библиографии есть содержательный отдел о декабристах в Сибири. Сейчас в связи с ближайшим юбилеем готовится и после юбилея (такова целесообразность срока выхода библиографий, которые должны учитывать и юбилейную литературу) выйдет из печати ее новый, третий том. Важнейшей, четвертой, задачей является разработка исследовательской проблематики, в которой уже сейчас наметились такие проблемные комплексы, как: а) изучение деятельности декабристов в Сибири и объективное значение ее для богатейшего, но еще в те времена мало продвинувшегося в развитии своих производительных сил края. Тут должны быть различные темы — от насаждения новых культур в земледелии и новых производственных отраслей до просветительных мероприятий включительно; б) изучение связи декабристского поколения со следующими поколениями революционеров в лице новых волн каторжников и ссыльнопоселенцев Сибири (русские ссыльные 30-х годов, первая волна польских ссыльных, петрашевщя и др.): изучение объективно-революционного и общественного значения таких акций декабристов в Сибири, как заговор в Зерентуйском руднике, трагическая эпопея декабриста М. Лунина, работа над историей движения декабристов (М. С. Лунин, Никита Муравьев), протест против «Донесения Следственной комиссии», попытка восстановить истинное значение движения; сюда же относится создание вСибири мемуаров, восстанавливающих революционное значение дела декабристов (например, так называемых «Записок И. Горбачевского», — труда, на мой взгляд, коллективного, но с ведущим авторством декабриста Петра Борисова), сюда же входит рассмотрение с этих позиций и вообще всех декабристских мемуаров, в Сибири написанных. Особенно важна, на мой взгляд, пятая, условно говоря, последняя по счету, но особо важная по значению исследовательская задача. Тема о декабристах в Сибири должна быть вписана в рамки огромной проблемы — общественного движения и революционной борьбы России этих же лет. В самом деле, историк, повествующий о событиях общественного значения второй половины 1820-х годов, сейчас же после восстания декабристов и их казни не должен ли упомянуть о женах декабристов, бросивших приволье дворянских усадеб, блеск столиц, семью, родных, огказавшихся от дворянства и поехавших в каторжные «норы» Сибири к осужденным мужьям? Какой особый и сильный резонанс имел их героический отъезд, как всколыхнул он общество, как запечатлелся в русской литературе! А разве замысел побега декабристов из Читы и участие жен декабристов в разработке замысла не говорит о том, что они глубоко вникали в их дело? Возьмем последние годы десятилетия — мы говорим о ссылке Полежаева, о кружке братьев Критских, но как же не упомянуть тут о заговоре в Зерентуйском руднике? Нас интересуют общественные отклики на Севастопольское восстание 1830 года — не забудем же о том, что весть о нем дошла и до каторжных декабристов, обсуждалась ими. Мы отмечаем реакцию русского общества на весть о начале революции 1830 года во Франции — так вспомним и о радости декабристов, чествующих революцию во время своего трудного пешего перехода из Читы на Петровский Завод. Надо уяснить, как откликнулись разные общественные течения России на весть о польском восстании 1830-1831 годов, — не забудем о декабристах — они откликнулись. Мы ищем проявлений общественного движения в России за все десятилетия 1830-х годов, всматриваемся в кружок Сунгурова, изучаем кружок молодого Герцена, кружок Станкевича, Белинского. Не забудем о «каторжной академии» на Петровском Заводе — ведь без нее картина русской общественной жизни этого времени будет неполной. Нас интересуют формирующиеся общественно-политические программы 1830-х годов — не вспомнить ли о ярких, чисто программных стихотворных записях каторжника Федора Вадковского? Ища кульминационный пункт взлета революционной мысли в 1830-х годах, не остановиться ли на героическом подвиге декабриста М. Лунина, заплатившего жизнью за свои «агитационные письма»? А разве ланкастерская школа Якушкина в Ялуторовске не вписывается в общую картину развития русской просветительной мысли 1840-х годов? В 1850-х годах, рисуя проникновение в Россию произведений вольной типографии А. И. Герцена и Н. П. Огарева и жадное повсеместное чтение «Колокола», «Полярной Звезды», — как же забыть Сибирь и декабристов, читающих герценовские издания? Наступает канун революционной ситуации, возникают первые признаки начала кризиса правительственной политики — в 1856 году амнистия декабристов, оставшихся в живых, — не одна ли из его примет? Годы революционной ситуации (1859-1861) богаты явлениями общественного движения — «Амурское дело» 1859 года не вписывается ли в круг тех событий, учет которых необходим историку? Думаю, на все эти вопросы надо дать положительный ответ. И тогда тема «Декабристы в Сибири» заиграет новыми гранями, прочно впишется в сложный и богатый поток событий общественного движения России, обогатит его и сама обогатится в значительности и смысле. Когда явления общественного движения европейской России и явления Сибири объединятся для XIX века в общем хронологическом потоке, с выявлением их взаимосвязи, поистине для исследователя откроется, ао словам поэта, «за далью даль». Сказанное выше, конечно, не исчерпывает всех задач изучения большой темы «Декабристы в Сибири», но все же на первое время дает известные ориентиры. Позвольте пожелать сибирскому трехтомнику доброго пути к читателям и к исследователям. 2 июля 1974 г. Москва

Академик М. В. Нечкина

1 Думается, в состав этой работы розыска источников и их подготовки и проверки должно войти и выявление подлинников уже опубликованных мемуарных рукописей и сверка их со знакомыми нам печатными текстами, которыми мы привыкли пользоваться. Эта работа проведена для редких мемуаров (И. Д. Якушкин, С. П. Трубецкой. Бестужевы, Н. И. Jlopep). Работа эта, вероятно, выявит и цензурное вмешательство и внутреннюю «цензуру» самого автора, творческую историю текста. Конечно, значение этой проверки и сопоставления далеко выходят за рамки темы о Сибири и декабристах « это общедекабристская исследовательская задача, давно назревшая.

ДЕКАБРИСТЫ В СИБИРИ
Путь изучения темы

Тема «Декабристы в Сибири» многогранна. Она включает вопросы о судьбах «первенцев русской свободы» на каторге и поселении, их роль в сибирских условиях, проблемы развития освободительного движения, общественной мысли, просвещения и культуры в России в период жизни декабристов в «крае изгнания». Общественная роль декабристов не закончилась после восстания 14 декабря 1825 года в Петербурге и восстания Черниговского полка 3 января 1826 года на юге России. Она продолжалась в Сибири. Здесь они, пройдя «сквозь каторжные норы», выступали как проводники передозых общественно-политических взглядов, просвещения и культуры, исследователи края. М. С. Лунин писал: «Настоящее поприще началось со вступлением нашим в Сибирь, где мы призваны словом и примером служить делу, которому себя посвятили». Лунин и его единомышленники защищали дело борьбы против самодержавия и крепостничества от клеветы и нападок реакции. Деятельность декабристов в Сибири стала продолжением дворянского периода освободительного движения в России (1825-1861). По характеристике В. И. Ленина: «Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но их дело не пропало. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию»1. Одним из средств этой агитации стали произведения декабристов, опубликованные в «Полярной Звезде». В 1859 году в «Полярной Звезде» опубликованы политические трактаты М. С. Лунина, написанные в Сибири, «Взгляд на руское тайное общество с 1816 по 1826 годы» и «Разбор донесения тайной Следственной комиссии государю императору в 1826 году». В 1861 году в гой же «Полярной Звезде» публикуются также и письма М. С. Лунина из Сибири — яркие и своеобразные памфлеты против самодержавно-крепостнических порядков. В газете «Колокол» опубликованы воспоминания одного из современников о жизни в
Как сделать тайный подвал 32
Как сделать тайный подвал 918
Как сделать тайный подвал 518
Как сделать тайный подвал 209
Как сделать тайный подвал 222
Как сделать тайный подвал 463
Как сделать тайный подвал 165
Как сделать тайный подвал 64
Как сделать тайный подвал 420
Как сделать тайный подвал 859
Как сделать тайный подвал 888
Как сделать тайный подвал 941
Как сделать тайный подвал 817
Как сделать тайный подвал 522
Как сделать тайный подвал 434
Как сделать тайный подвал 421
Как сделать тайный подвал 791
Как сделать тайный подвал 324
Как сделать тайный подвал 373

Похожие записи:

  • Супер руки в домашних условиях
  • Как убрать живот после родов в домашних условиях за
  • Поздравление льву с днём рождения в прозе
  • Как и советской колонки сделать
  • Как из одной комнаты сделать две зоны